Первая любовь Дэрдменда

Поэтом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан.

А.С.Пушкин

Среди поэтов серебряного века имя Дердменда стоит особняком. При жизни никто не мог разглядеть сквозь редкие поэтические строки реального человека, и сейчас трудно представить многогранную цельную личность Закира Рамеева — миллионера-золотопромышленника, мецената, общественного деятеля, политика, поэта.

Миллионер и поэт, так не бывает, скажет любой. Да, все верно. Исключительный случай.

Что и какие обстоятельства заставили взяться за перо молодого человека из благополучной семьи, какая душевная рана рвалась из сердца, заставляя звенеть лиру?

Сборник стихов поэта мне подарила Галия-апа, жена внука Закира Рамеева. Замечательная женщина, удивительное наследие, редкое издание. По крохам всю жизнь собирали с мужем память о семье, осколки минувшего, фотографии, берегли вещи, доставшиеся от супруги поэта Махубжамал Бурнаевой.

Первое прочтение сборника стихов приоткрыло мне завесу тайны. Несчастную любовь, разлуку с тонкостанной «нэзкей», известие о ее смерти. Кто была девушка, которую он называл своей близняшкой? Своей Сок и Сак?

Среди приисков, принадлежащих семье Рамеевых, есть и прииск Дашкинский. Как версии возникновения названия можно предположить дань памяти отцу Ханифы Рамеевой (матери Закира), Альмухамета Ибрагимова сына из князей Дашкиных; по фамилии управляющего делами на прииске; фамилию совладельца прииска. Последняя версия для меня наиболее убедительна. Прииск Дашкинский один из первых приисков, записанный за Ханифой Рамеевой и находящийся возле деревни Кусеево, неподалеку от знаменитого Султановского прииска.

У Рамеевых до революции 1917 года было много совместных предприятий, доверительных товариществ, акционерных обществ. Не сразу они стали миллионерами. Для развития бизнеса они привлекали усилия и сбережения родственников. Не случайно в Зауралье оказались Габитовы, Чанышевы, Валитовы, Дашкины. Близкие и не очень близкие родственники матери золотых братьев.

В 1880-е годы самые состоятельные из семьи Дашкиных продали земли около деревни Яушево и вложились в новое направление деятельности — золотодобычу, торговлю. Внуки и правнуки Ибрагима сына Юсупа князя Дашкина оказались в Зауралье. Есть среди них и управляющие приисками.

Первая юношеская любовь Закира Рамеева была похожа на него как близнец. Высокая, худенькая, голубоглазая, светловолосая, она была образованной девушкой. Окружающие удивлялись их сходству, и часто говорили «уж не близнецы ли они?» Чем вызывали смущение у молодых людей. Они много проводили времени вместе, бегали по окрестностям, выполняя поручения старших, вместе читали книги. Чувства вспыхнувшие в их сердцах дарили им первые стихотворные признания.

Соседские мальчишки дразнили ее за высокий рост и тонкий стан. А он называл ее с нежностью «нэзкей» — тоненькой, тростиночкой. Она его «Дэрдменд» (вычитала в книжке персидского поэта) — печальный, с грустинкой.

Когда их чувства стали заметны окружающим, мать Ханифа — властная и решительная женщина — не одобрила выбора сына. По законам шариата нельзя жениться на родственнице со стороны матери, да и богатую невесту для Закира в семье купцов из старинного татарского княжеского рода Бурнаевых уже присмотрели.

Участь Закира была решена, и его отправляют учиться в Турцию, как в ссылку.

Стихотворное наследие Закира Рамеева не датировано. Он почти не печатался при жизни. Многое из того что было написано утеряно в 20-е годы в украденном походном чемоданчике. И мое сочинение, это лишь версия, основанная на семейных легендах и недосказанностях.

Из далекой страны Закир пишет стихи своей возлюбленной в записной книжке, подаренной ему украдкой на память при прощании. На первой страничке посвящение «Дэрдмэнду от Нэзкей». И строки все с мыслями о ней тонкостанной.

И как биение сердца. Сак и Сок. Разлученные из-за проклятья матери близнецы.

*****
Расставание
Земля, где вырос я, в траве валяясь,
Резвясь и бегая, прощай!
Где шевелил рассветный ветер
На голове моей власы.
Где бегал и остановился…
Тонкостанная, что провожала,
Платком махая мне, прощай.

*****
День и ночь тобой живу я,
Словно Сак и Сок тоскуя.

*****
Если будешь на рассвете в стороне родной
Передай приветы, ветер, тоненькой одной!
Пусть во сне расчете косы. По примете той
Пусть дорогу нагадает милому домой.
Пусть у Господа свиданье вымолить нам с ней.
Передай приветы, ветер, тоненькой одной!
Ах, какая жалость! Одной жизнью жили мы.
Всюду вместе были, вместе радовались мы.
Словно Сак и Сок в разлуке изнываем мы.
Передай приветы, ветер, тоненькой моей!

Прошло два года разлуки, учебы в Турции. Подходило время возвращаться на родину. Но пришло письмо, из которого он узнал о смерти своей «близняшки».

*****
Весна о родине в беде по холоду узнала,
Пришла, рассыпала лучами, целебные ветер разослала.

Растаял снег, открыв просторы, пришла с гор свежесть,
Вдохнувши жизнь в леса и горы, весна сияла.

Луга, низины потоки внешние омыли,
Лучами, ветром весна отчизну врачевала.

Когда ушла весна, для жизни зима настала.
Рыдай, Закир, о той, которой весной не стало.

По возвращению на родину Закир Рамеев послушный воле матери женился на избранной ею девушке. Но в сердце его жила память о первой любви, сделавшем его поэтом.

P.S. Троюродная сестра Закира Рамеева, Зайнаб Рахматулловна Дашкина, старшая дочь Старо-Яушевского ишана Рахматуллы Дашкина, не умерла, а стала учительницей. Первой женщиной из рода Дашкиных, сделавшей выбор, отказавшись от жизни замужней женщины и посвятившей делу просвещения девочек-магометанок. Ак-эби — так ее называли. Умерла в 1919 году в возрасте 63 лет.

Княжна Дашкина Ф.Р.

2015 год