Родословный детектив

Ахметзянова Лия (Гюльнара),  г. Магнитогорск.

Журналист, руководитель филиала 

Межд. женской организации «Ак калфак» и клуба татарских женщин «Ханым».

У нас есть прошлое – значит, 

должно быть и будущее.

Порой  жизнь совершает такие кульбиты, что и во сне некоторым не привидится — столько неожиданных поворотов и ничем, казалось бы, непримечательных деталей повседневности сплетаются в единый цветистый ковёр Истории. И лишь спустя достаточно продолжительное время может прийти понимание обусловленности этих невероятных  поворотов судьбы.

Так случилось, что моя семья, мой род оказались в самом водовороте истории. И началось это с поисков моей мамой – Сулеймановой Рамзиёй Мирсаидовной (в девичестве Дашкиной) своих корней, следов об её отце, отдавшим свою жизнь в годы Великой Отечественной войны. Результаты своих многолетних исследований она публиковала в различных СМИ.

Мы с мамой продолжаем поиски, дабы осветить опыт жизни  и черты наших прародителей. В этом эссе представлены новые материалы, которые были почерпнуты нами из различных источников: архивных документов, исторических исследований и трудов, воспоминаний, переписки и живого общения с представителями нашего многочисленного рода. Что из этого получилось – судить вам. Надеемся, что читать будет интересно, познавательно и подвигнет некоторых из вас окунуться в тёмные воды ушедших эпох с тем, чтобы отыскать там жемчужины бесценного опыта своих предков.

Как оказалось, ДАШКИНЫ — татарский дворянский род, история которого ведёт свои корни от золотоордынского мурзы, т.е. князя Саид — Ахмета (в другой транскрипции Сеид — Ахмет). С тех времён и начнём.

Все исторические ссылки взяты из книг 

И.Р. Габдуллина «От служилых татар к татарскому дворянству», 

Саида мурзы князя Еникеева «Очерк истории татарского дворянства», 

С.В. Думина «Дворянские 

роды Российской империи. Т.3. «Князья».

П  о  г  р  у  ж  е  н  и  е 

Золотая Орда

Из истории известно, что монголо-татарская орда под предводительством Чингизхана прошла по территории Монголии до Западной Европы. После его смерти эта колоссальная территория была поделена между его сыновьями, а внук Чингизхана — Батый создал Золотую Орду —  военно-феодальное государство. 16 декабря 1237 года татаро-монгольская рать пошла на Русь и взяла первый русский город Рязань.

В 1239г. в состав Золотой Орды, после незначительного сопротивления, было включено небольшое мордовское княжество, расположенное в течении реки Мокши. Именно на этой изобилующей природными богатствами территории берёт своё начало многовековая история золотоордынских татарских князей – мурз, вошедших впоследствии в состав российского служилого дворянства. Золотоордынские ханы раздавали  в личное владение представителям знатных татарских родов эти населённые земли, называемые «беляками», на которых преданные им вассалы, взимали дань – ясак.

Золотоордынский мурза Саид-Ахмет (Сеид-Ахмет)

Уже в конце XIII столетия Золотую Орду раздирали междоусобицы, многие феодалы бежали на окраины государства. В 1298г. золотоордынский мурза Саид-Ахмет, выходец из Сарая — столицы тюркской империи, на основании ярлыка хана Тохты, установил свою юрту в среднем течении реки Мокши, в районе будущих городов Темникова, Кадома, Краснослободска и создал собственный «беляк» — феодальное владение.

На основании капитальных трудов Института языка, литературы и истории Мордовской АССР, исследований историков и генеалогов известно, что от князя Саид-Ахмета  происходят многочисленные роды татарских мурз и князей. Начиная с 1298 года  все его потомки, считаясь природными татарскими князьями, носили княжеский титул. Род его был весьма многочисленным, и каждое ответвление принимало свою фамилию, сохраняя княжеский титул. А во второй половине XVI века начали складываться русские дворянские фамилии, стали закрепляться и фамилии татарских мурз. От рода Саид-Ахмета пошли князья Еникеевы, Тенгизовы, Акчурины, Дивеевы, Чанышевы, Дашкины и мн. др.

Следует отметить, что титул мурзы в Золотой Орде носили младшие представители княжеских родов, а также некоторые отличившиеся татары, пожалованные ханами в это достоинство. Татарские мурзы, поступавшие на русскую службу, также получали в документах титул князя. Департамент Герольдии России считал слово мурза соответствующим русскому титулу князь.

Князь Бехан (Бихан)

Больше всего татарских княжеств было в Мещере, простиравшейся между русскими вотчинами и Золотой Ордой. В 1361 г. татарами был основан город Темников (ныне на территории республики Мордовия), который служил им крепостью. Темников и его уезд, на основании сохранившихся документов, являлся беляком Саид-Ахмета, его сына Бехана и  потомков.

Тем временем, силы некогда могучей Орды с каждым годом таяли. В 1365 году рязанская рать во времена междоусобных войн в Золотой Орде с боем взяла и разрушила татарскую крепость Сараклыч на реке Мокше, принадлежавшую князю Бехану, который был современником Дмитрия Донского. После этого рязанский князь вошёл в соглашение с поверженным правителем, по которому Бехан был оставлен на княжение в этих землях и обязывался охранять территорию от набегов со стороны «дикого поля» — кочевых племён.

В «Родословии летописном князей Седиахметовых», составленном в 1712 г., потомки Бехана (Бихана) перечисляются в таком порядке: «Князь Бихан роди князя Хану-Бека, Хану-Бек роди князя Худайбердия, Худай-берды роди князя Касима, Кутая, Мурата, князь  Кутай роди Седиахмета, князь Седиахмет роди Акчуру».

Князь Акчура, родословная его и потомков

Потомок князя Бехана в 6-м колене князь Акчура Адашев – родоначальник князей Акчуриных и предтеча рода Дашкиных.

На основе вышеозначенного «Родословия» и множества других исторических документов позднее были составлены родословные древа многих татарских княжеских родов.  В фондах бывшего Саровского монастыря, ныне хранящихся в Центральном государственном архиве Мордовской республики, имеются родословные татарских князей Седиахметовых, Акчуриных, Кугушевых, Тенишевых, Дашкиных и др., перешедших на службу Российского государства.

Разумеется, эти родословные исторические документы не могут претендовать на абсолютную точность ввиду многочисленности потомков и прочих объективных причин. Так, из некоторых источников явствует, что князь Седиахмет – не отец, а дядя князя Акчуры, и княжил после отца Акчуры – Адаша, и по причине бездетности Седиахмета, княжение после него перешло к племяннику Акчуре. Один из сыновей Акчуры —  Кудаш, стал родоначальником фамилии Кудашевых. А сын Кудаша —  Кудяк (Худяк), был отцом Дашкú  — основателя фамилии Дашкиных. Однако, есть версия, что Дашка — сын Кудаша. 

Род Дашкиных

Родоначальник рода князь Дашкà  (? – 1611гг.) «княж Худяков», темниковский мурзà, жил во второй половине ХVI ― начале ХVII вв., был помещиком и вотчинником Темни­ковского и Арзамасского уездов и «за службы его жалован был поместным окладом четырьмястами четвертями и с крестьяны». В грамоте боярина и воеводы князя Д.М.Пожарского от 7 августа 1612 г. упоминаются Дашкà и его сын Сюнчалей, где они назва­ны князьями, а два других сына Дашкú — мурзами. В последующих официальных московских докумен­тах все потомки князя Дашкú на­званы князьями. У правнуков Дашкú прозвание через отчество и дедичество их деда и отца становится фамилией.   Из документов известно, что Дашкà, его сын Сюнчалей (1596-?) были участниками Первого ополчения под руководством  Минина и Пожарского 1611 -12 гг.

Существует несколько вариантов родословных древ, и нам немного пока известно об Ишмакае Дашкине (1608-? гг.) и его потомках: Курмае, Буркае и Бахтее (ок.1680-1770гг.).  Мы знаем, что Буркай Дашкин принял христианскую веру: “служил в военной службе майором во времена Петра I, воспринял веру греческого исповедания, и наречёно ему было имя князь Борис князь Дашков, потом был в городе Клину многие леты и воеводою”. А вот судьба Юсупа (ок.1711г.р.) – сына Бахтея, вошла в историю государства Российского.

Романовы. Екатерина Великая

В 1628 году царь Михаил Федорович Романов, под давлением православной церкви, своим указом запретил мусульманам владеть крепостными крестьянами. С этого времени началась массовая конфискация поместий и крепостных у князей и мурз, не принявших крещение.  Далее последовали и другие подобные указы.

3 ноября 1713 г. грянул Указ Петра. По этому указу «басурманам магометанской веры, за которыми есть поместья и вотчины» с крестьянами православной веры, требовалось креститься в течение полугода. Поместья мурз, не принявших  крещение в установленный срок, подлежали конфискации. Часть служилых татарских мурз приняли крещение и влились в состав русского дворянства. Среди их потомков — Кутузов, Карамзин, Менделеев, Тургенев, Куприн, Дашков и многие другие известные русские фамилии. Большинство мурз остались верными своему вероисповеданию — исламу. Их лишили службы, всяких льгот, имущества, а позже и земель. Мурзы с семьями потянулись в Башкирские земли.

В 1760 -1767гг. татарские мурзы, оказавшиеся в столь стеснительных обстоятельствах, писали челобития на имя Великой Императрицы Екатерины II, т.к. не желали мириться с низведением их в сословие казённых крестьян. Екатерина II обратила внимание на множество жалоб, и в декабре 1766г. ею был издан так называемый «большой наказ», касающийся национальных и религиозных вопросов, вводящий в том числе понятие веротерпимости. А в 1784 году на основании указа императрицы начались хлопоты по восстановлению татарских мурз и князей в дворянском достоинстве.

Князь Юсуп, сын Бахтеев

Таким образом, в на­чале XVIII века поместья рода Дашкиных были отписаны на государя, а сами они положены в подушный оклад, т.е. причислены к разряду казённых крестьян. В ХVIII–ХIХ веках в Краснослободском уезде Пензенской губернии упоминается деревня Дашкино (ныне Краснослободский район республики Мордовия), в которой проживала часть рода Дашкиных, и в их числе  мурза Юсуп (Юсюп)  (1711 /12 — ?гг.), ведущий своё происхождение от Ишмакая Дашкина. Юсуп “находился в Шацкой провинциальной канцелярии у приему денежной казны разных городов, и мурз, и татар…”.

В 1797 г. семейство мурзы Юсупа Бахтеева  переселилось в Башкирию, в деревню Яушево Оренбургской губер­нии. Старо-Яушевой она стала именоваться, когда после размежевания земли большая часть башкир рода Тятигача переехали и основали деревню названную Ново-Яушевой.  В 1788 году Дашкины были выключены из подушного оклада. А в 1791 г. первым из беханидов в  России, при ходатайстве Оренбургского военного губернатора барона Ольгстрема, был восстановлен в княжеском достоинстве мурза Юсуп Бахтеев сын Дашкин со своими потомками. О потомках Юсупа, фигурирующих в родословном древе Дашкиных — Ибрагиме, Хусаине, Габдулкаюме, сведений пока немного. У Габдулкаюма была жена Бадигульямал, известны сыновья: Кагарман, Мирхайдар (1802 г.р.), Шаймардан и Лутфулла. В этой части родословной исследования нами продолжаются.

Хусеин, сын Ибрагима

Родился 15 февраля 1799 г. Предположительно служил в Оренбургском казачьем войске. После службы отставной хорунжий Хусеин Ибрагимов стал азанчеем в мечети, где служил до своей смерти. В 1890 году его сменил сын Габдулнасыр.

У Хусеина было много сыновей. В том числе и офицер Губейдулла Хусеинов (1829г.р.) — значительная фигура второй половины XIX века не только для рода Дашкиных, но и для Стерлитамакского уезда. Он выбирался гласным в Уфимское и Стерлитамакское уездные земства. Своих детей у него не осталось. И он постоянно хлопотал за чужих. Выбирался предводителем уездного дворянства и являлся попечителем городского музея и земского училища в Яушево.

Яушево

Материалы V ревизии 1795г. дореволюционной России содержат сведения о том, что Яушево – «вновь заведённая» деревня башкиром Яушем Муллашевым, где обосновались мишарские мурзы (т.е. пришлые из Мещерского края) и князья из деревни Дашкино Краснослободского уезда Пензенской губернии.

В 1825 г. в Яушево жили: мурзы – 21 душа, служилые татары – 7 душ, государственные крестьяне – 17 душ, князья – 46 душ, башкиры – 22 души. Ныне, это село Верхне-Яушево  Фёдоровского района Республики Башкортостан.

В материалах по межеванию башкирских земель написано, что землю князья Дашкины купили у башкир, оформив ее в  собственность, что явилось основанием для восстановления их в княжеском достоинстве. А отсутствие земельного надела было основным аргументом при отказе прочим мурзам в восстановлении прав. В начале 20 века в Яушево насчитывалось уже около 300 жителей дворянского сословия.

В 2001 году Рамзия Мирсаидовна посетила эту деревню, чтобы встретиться с представителями нашего древнего и многочисленного рода. От них она и получила недостающую часть родословной нашей ветви мурз Дашкиных.

Дворянин Дашкин Кагарман Каюмович 

Мамин дед и мой прадед — Кагарман Каюмович, родился в середине XIX века — года на башкирских землях в д. Старо-Яушево Фёдоровской волости Стерлитамакского кантона.  Окончил медресе, и по записям до революции занимался хлебопашеством. Затем переехал в Стерлитамак. Служил мальчиком-учеником в магазине купца Усманова. Кагарман «жительствовал по ул. Урманцевой» и, судя по всему, был единственным из Дашкиных, кто перебрался до революции в Стерлитамак, не считая гласного уездного и губернского земств Дашкина Губейдуллы Хусеинова – родного дяди.

Женился на Хабибе (Хабибямал) – дочери Усманова, был принят в семью и помогал Ибрагиму по мясному делу. В 1894 году Кагарман Дашкин подает прошение на выдачу метрических свидетельств на дочь Бибигазизу, рожденную 05.01.1884г. «в станции Буранной поселке Линевском» (рядом с Соль-Илецком). По метрическим книгам, там родилось немало детей Дашкиных.

Мы знаем о двух дочерях прадеда: Газизе , Раузе (1886г.р.)  и четверых сыновьях. В 1893 году рождается сын Мухамедхасан. В книгу о его рождении сделал запись имам 1-й соборной мечети Стерлитамака.  В 1898 году родился Ахсан (Асхан). Еще двое — Шакирзян и Мирсаид (1902г.р.). Дочь Газиза вышла замуж за купца Абдрашитова в селе Мраково (центр Кипчакского кантона). А их дочь Магипарваз Абдрашитова училась в Москве и была дружна с Мусой Джалилем.

Мой прадед Кагарман хотел видеть детей людьми учеными. Асхан поступил в 1913г. в Казанскую учительскую школу. Наверное, и младшего сына – Мирсаида он отправил бы в Казань, если бы не лихолетье войн и революций. Сын Шакирзян  —  окончил гимназию, служил учителем в Стерлибаше.  Рауза (1895 г.р.) — окончила в 1915году Стерлитамакскую гимназию. Сохранился фрагмент аттестата и копия свидетельства об окончании краткосрочных педагогических курсов в 1918 году. Она учительствовала до глубокой старости в Оренбурге, позднее переехала в Казань.

А сыновья Хасан и Ахсан погибли в Гражданской войне. В семье существует легенда о том, что они служили в составе Белой армии атамана Дутова и вместе с ней могли переправиться в Китай. Давным-давно кто-то из соплеменников встретил некоего Дашкина в Китае – нищего и голодного. Может, это был один из братьев?  Также есть предположение, что Шакирзян после 1923 года жил с семьей в Стерлитамаке.

Сам Кагарман долгое время служил земским почтальоном, затем кассиром в магазине купца Габитова.  С первых дней революции (с 1917 до 1920 гг.) — сторожем в милиции. Умер приблизительно в 1920 году от тифа.

Дашкины. Рамеевы. Шамигуловы. XIX — XXI век 

В роду Дашкиных были казаки и золотопромышленники. Удивительно как распорядилась история, и как тесно оказались переплетены фамилии – Рамеевы, Дашкины, Чанышевы, Габитовы, Шамигуловы. Дашкины честно служили родине и в Великую Отечественную войну (1941-45 гг.). В Яушево погибло и пропало без вести 43 Дашкина.

Мать известных на Урале золотопромышленников Рамеевых была урожденной княжной Дашкиной. В конце 19 — начале 20 века у Рамеевых было около 200 шахт,  у Дашкиных известно о двух, и по одной — у Чанышевых и Габитовых. Помимо этого, у Рамеевых управляющими приисков, служащими работали представители этих фамилий.

В окрестностях Магнитогорска, в который приехали мой дед Мирсаид и Большая Мама – Магира Шарафеевна,  где я родилась и живу, также было несколько золотых приисков Рамеевых. А мои родители в последние годы обосновались в Верхнеуральском районе, где также были владения Рамеевых, в самом же Верхнеуральске тоже сохранились их дома. Удивительно, но на приисках Рамеевых работал приказчиком и мой дед со стороны отца – Сулейманова Виля Саитовича. А деревня Ишберда, в которой в последние годы жил мой дед Саит Сулейманов, находится всего в нескольких километрах от Юлука – родового гнезда братьев Рамеевых – сыновей  Ханифы.

Складывается впечатление, что некая могучая рука определила местожительство мое и родителей очень не случайно, а как неявную подсказку, карту к тайнам рода. Мы побывали в Юлуке совсем недавно, полюбовались хорошо сохранившимися родовыми домами Рамеевых, заглянули в библиотеку и обошли их памятные плиты с арабской вязью на сельском кладбище.

Шамигуловы — тоже Стерлитамака, из купцов и мещан. Моя прабабушка Закия Абулкарамовна Рамеева вышла замуж за Шарафея Шамигулова.

Мирсаид Кагарманович Дашкин 

Родился в городке Стерлитамак в 1902 году в семье купцов — мещан. С трёх лет остался без матери и до 16 лет жил у отца с мачехой, с которой у него не сложились отношения. С 13 лет начал работать «мальчиком» в магазинах купца Усманова, учился в медресе. В 16 лет во время Гражданской войны ушел добровольцем в Красную Армию, три года воевал в кавалерии на польском и украинском фронтах.

По воспоминаниям родственников  мой дед был левшой и в бою одинаково хорошо владел клинком обеими руками. Был награждён за воинскую доблесть именным оружием – маузером и боевой саблей командующим составом Красной Армии, увы, эти драгоценные предметы не сохранились. После окончания I Мировой войны  он перебрался к сестре Бибигазизе в село Мраково (Башкирия). Её муж,  Гарифулла  Абдрашитов, образованный и прогрессивный человек,  был купцом и владельцем кожевенного завода. В хозяйстве было много лошадей, которыми занимался Мирсаид, помимо этого он работал в кооперации, собирал по селам мёд, масло, шкуры крупного рогатого скота.

В 1927 г. Мирсаид женился на Магире Шарафеевне Шамигуловой (12.03.1908 г.), оставшуюся без отца в 8 или 9 лет и проживающей в семье дяди. Ее мамой была Закия Абулкарамовна Шамигулова (в девичестве Рамеева).

Молодые несколько лет жили в семье сестры Газизы, потом переехали в собственный дом. 27.09.1929 года у них родилась дочь Нурия. В том же году некто из доброжелателей предупредил Абдрашитова  о готовящемся акте раскулачивания. За ночь, на трёх подводах, многочисленная семья покинула село и рассыпалась в разные стороны нашей необъятной страны.

Мирсаид и Магира отправились в  село Раевка Стерлитамакского района.  Затем переехали в Миловку, позднее в Баймак, а оттуда — в село Темясово Баймакского района Башкирии.

Здесь 1931г. родился сын Амир. В этом же году семья переехала на Магнитку. Мирсаид Кагарманович работал экспедитором от Суванякского совхоза, который купил им дом репрессированного казачьего урядника в станице Средне-Уральская – ныне поселок «Берёзки». Жена — Магира Шарафеевна, работала уборщицей при экспедиции и воспитывала четверых детей. В 1934 г. родилась средняя дочь Суфья, в 1938 – младшая – Рамзия. В самом начале войны Мирсаида Дашкина дважды отправляли в Оренбуржье, которое славилось своими породистыми лошадьми, для отбора коней в кавалерийские части Красной Армии.

У всех знавших Мирсаида Кагармановича, осталась о нём доб­рая память. Был внимателен к людям, прекрасный семьянин, подтяну­тый, франтоватый. Он был достаточно образованным человеком, одинаково хорошо писал на русском и татарском (арабской и латинской буквицей).

А 12 декабря 1941 года глава семьи ушел на фронт.  С дороги от него пришли две почтовые карточки. В начале 1942 года из Камышлова, где формировался 344 отдельный пулеметный батальон, пришла первая весточка, что очень голодают. Магира, деревенская, ни разу не ездившая на поездах, собрала, какие могла продукты, и с двумя чемоданами – то в тамбурах, то на крышах вагонов,  добралась в Камышлов всего за два часа до отправления воинского эшелона на фронт. Об этих минутах последнего в их жизни свидания  Мирсаид К. скупо написал в первой карточке…  Она до сих пор хранится в семейном альбоме Памяти. Из Камышлова, в марте – апреле 1942-го, вновь сформированные части перебросили в Вятку (ныне г. Киров), а потом в Крым, откуда и пришла от него вторая весточка. Уже позднее стало известно, что под Керчью их минометный расчет попал в окружение. Многие погибли, а Мирсаид Дашкин был контужен и оказался в плену — в Румынии, Австрии, позднее — в Германии.

Намного позднее, в 80-е, мы узнаем, что умер он в 1942-м в концентрационном лагере «Шталаг – VI-D», расположенном в черте города Дортмунд в Германии.  В 2000 г., в год 55-летия Победы, мы с мамой побывали в стране, где нашёл свой последний приют мой дед, и не нашли братской могилы, где он был похоронен. В 2001 году из спец. архивов ФРГ пришёл ответ:  захоронен 7 сентября 1942 года на 2-м поле еврейского кладбища, без указания конкретного места.

2000-е. Память

В 2005-м, год 60-летия Победы и 30-летия кончины моей бабушки  — вдовы Мирсаида Кагармановича, маме вновь представилась удивительная возможность побывать в Германии в составе делегации Челябинской областной организации «Память сердца»,  чтобы склонить голову над местом вечного покоя отца, рассыпать землю с маминой могилы, символически объединить землей Российской и Германской их судьбы.

Перелёт, снова Дортмунд, Центральное кладбище. На 2-м поле (квартале) не было видно ни единой плиты – судя по всему, старые могилы разровняли, и на нём зеленела  свежая молодая трава. Неприкаянно побродив под непрерывно частившим дождём по большому изумрудному полю, мама заплакала, стала молиться и вопрошать вышние силы открыть ей место захоронения отца. На исходе сил мама подошла к единственному дереву с пышной кроной в самом центре зеленеющего поля и зачем-то потянулась рукой в густую листву…  И неожиданно рука наткнулась на холодную плиту. Видно, сердце подсказало, где покоится прах её отца. Лихорадочно мама стала подламывать нежные веточки, пытаясь очистить гранитную поверхность. Затем голыми руками начала стирать многолетнюю пыль  и в какой-то момент начали проявляться буквы на русском и английском языках. На плите было начертано: здесь покоится 2136 погибших. Мама рыдала так, как не плакала уже много лет… Времени оставалось совсем немного. Прочитав молитву, она возложила цветы у заветного надгробия и вместе с представителем консульства поспешила в аэропорт на рейс Бонн-Берлин.

Амир Мирсаидович Дашкин

Фактически последний наследник нашей ветви рода Дашкиных. Старший брат Рамзии МирсаидовныИзбирался секретарём заводского комитета комсомола Магнитогорского Калибровочного завода, и его до сих пор помнят как Николая Дашкина. Вместе с женой проживает ныне в Германии. Дочь вышла замуж за коренного немца, у них четверо детей. А отец Амира – Мирсаид почиет в братской могиле на чужой земле, земле бывших врагов, а ныне – родине его внуков германского происхождения. Неисповедимы пути Господни…

Дашкина — Сулейманова Рамзия (Римма) Мирсаидовна 

А теперь о моей маме – о человеке, который проделал большую работу по поиску наших корней. Родилась в 1938 году младшим, четвёртым ребёнком. Уже в  11 лет самостоятельно, без помощи взрослых, организовала в посёлке Среднеуральск, в черте строящегося Магнитогорска, тимуровскую команду числом в 120 человек. Выступала в смотрах художественной самодеятельности за честь школы, с комсомольского возраста — в танцевальном кружке  ансамбля песни и танца «Мы уральцы» Дворца культуры Магнитогорского Калибровочного завода (МКЗ).

Из её трудовой биографии: заведующая отделом художественного воспитания детей Городского Дворца пионеров и школьников, декан Факультета общественных профессий Магнитогорского педагогического института, директор Дворца культуры ВОГ, депутат Районного Совета народных депутатов и директор Дворца культуры МКЗ.

Много лет посвятила восстановлению своих корней и воссоединению с представителями рода – вела переписку, восстанавливала потерянные связи, встречалась  с родственниками ближними и дальними. Я называю ее  — Собиратель Рода. Думаю, что старейшины оценили бы её вклад  в копилку опыта рода.

Помним и храним

Мой брат Арсен с разрешения нашего отца принял фамилию Дашкин, хотя сыновей у нашей ветки уже не будет.

Однако наступила эра Водолея – время женщин, которые все чаще проявляют себя на экономическом, социальном и политическом уровне. Имена матерей, сестер и дочерей ранее не принято было вводить в родословные книги – шежере. Потому, видно, своими корнями все более активно стали интересоваться  женщины татарских родов. Ведь именно женщина является хранительницей очага, берегиней родовых традиций и языка.

За последние годы судьба свела вместе тех, кому не безразличны вопросы собственной принадлежности, общего миропонимания и культуры. Это новые наши родные из разных городов и весей России – сестры Флюра Адаменко (Уфа) и Рита Смертина (Стерлитамак) – Дашкины в девичестве, а также Альберт Фаритович (Москва) и Флюр Гадыевич (Яушево) Дашкины.

Благодаря им наши познания в собственном родословии расширились и углубились, а главное – есть чувство локтя, чувство принадлежности к некоей могучей общности, которая держит, ведет и обязывает быть Человеком. Флюра и Рита много работают с архивными документами, ведут активную переписку с сородичами. Флюр Гадыевич также взял на себя труд собирания сведений об истории Дашкиных и возглавляет эту работу в селе, где является еще и муллой. В декабре 2014 года, благодаря стараниям Альберта Фаритовича, мы получили бесценный подарок  — собственный герб князей-мурз Дашкиных. А в книге И.Р. Габдуллина «От служилых татар к татарскому дворянству», я нашла изображение тамги Дашкиных.

Как мы полагаем, наш родословный детектив ещё не закончен, и далее мы с мамой собираемся последовать в село Яушево, город Стерлитамак,  чтобы пообщаться с представителями нашей многочисленной фамилии и попробовать восстановить утерянные части родословного древа. У нас есть довольно полные, но порой спорные родословные схемы: со времён Саид-Ахмета и вторая, начиная от князя Дашки. Нам остаётся их уточнять и дополнять новыми данными. Сколько еще открытий и трудов нам предстоит свершить, кто знает?

Меня иногда спрашивают, зачем нам всё это нужно. К сожалению, после революции 1917 года, вместе с сословиями старательно уничтожалась и память о роде, родовой культуре семьи, что сказалось на духовно-нравственном состоянии всего нашего общества и явилось одной из причин современного кризиса семьи и человека. Именно чувство принадлежности к своему роду, знание собственных корней позволяет нам лучше понимать самих себя, знать, что мы унаследовали от наших предков, дабы разумно распорядиться их наследством и передать его нашим детям и внукам. Могу в ответ лишь привести мое стихотворение, пришедшее в эти годы.

Достойна я, чтоб представлять

свой род листочком малым

на Вечном Древе Жизни,

с тем, чтобы послужить Отчизне.

Деяниями, а не словами

вплести свой собственный узор

в цветистый и большой ковёр — 

живое Жизни полотно.

И получить Небес благословенье

Грядущему, что  свыше суждено.

Наша родословная ветка Дашкиных

За основу взята схема 

из книги под ред.С.В. Думина 

«Дворянские роды Российской империи. Т.3. «Князья».

Дашка (? – 1611

  Ишмакай (1608 — ?)

    Курмай

      Буркай (Борис Дашков)

        Бахтей (ок.1680 — 1770)

           Юсуп (1711/12 — ?)

             Ибрагим 

                Хусаин (1799)

                    Габдулкаюм

                       Кагарман (1859 — ок.1920)

                          Мирсаид (1902 – 1942)

                             Рамзия (1938)

                                Гюльнара (Лия,1961) 

                                   Арсен (1966)

                                      Арсана (1985)

                                         Алина (2000).

Октябрь 2015г.

Древо Саид-Ахмета

Дашкины Мирсаид Кагарманович и Магира Шарафеевна

Дашкины  Мирсаид Кагарманович и Магира  Шарафеевна.

Семья Дашкиных. 11декабря 1941г.Магнитогорск. Перед отправкой на фронт

Семья Дашкиных. 11 декабря 1941г. Магнитогорск. Перед отправкой на фронт.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Рамзия Мирсаидовна Сулейманова-Дашкина